Мы в соцсетях

Андрей Крищенко, начальник полиции Киева: "Конечно, мне предлагали взятки, хотели "порешать вопрос"

Поделиться в Фейсбуке Рассказать Вконтакте Написать в Твиттер

Скоро год как полицию Киева возглавляет полковник Андрей Крищенко. Украинцам он известен как один из немногих милиционеров, пытавшихся сопротивляться при захвате сепаратистами здания Горловского горуправления милиции в Донецкой области.

Крищенко пришел не сам – с командой.  Его земляки – из оккупированной сейчас Горловки  возглавили ряд районных управлений Киева. TheKiev.City задал Крищенко вопросы, которые сегодня волнуют многих киевлян.

- Угоны авто в Киеве в нынешнем году стали одной из головных болей – как для владельцев престижных машин, оборудованных сигнализацией, так и для водителей "Ланосов". Жертвы угонов рассчитывают не только на розыскников, но и общественность, публикуя посты в соцсетях. Что за банды действуют в Киеве, какие районы самые опасные? 

-  Эта проблема началась с прошлого года. Рост количества угонов мы фиксировали уже года два. Они по нарастающей шли, хотя уже начиная с мая заметно ежемесячное снижение. Мы достаточно много раскрыли, задержали и группы, и одиночных угонщиков. Разбираемся со всем. И хотя угонов больше, чем в прошлом году, но сейчас ежемесячно идет снижение. Сейчас всего на 70-80 угонов больше, чем за восемь месяцев прошлого года, где рост составлял почти 300 угонов.

- Кто действует?

- Совершенно разные группы. У нас есть задержанные группы как кавказцев, так и угонщиков из Закарпатья. Есть граждане России, которые составляли костяк группы по угону элитных иномарок. Наших много: из Одессы,  Харькова, Донецкой и Луганской областей, местные киевляне.

Если говорить о машинах более дешевых - "Ланосы", "Шевроле", то их угоняют под разборку.

"Воры в законе" достаточно комфортно себя здесь чувствуют из-за нашего законодательства

- Киевская полиция прошла переаттестацию. Какие ее итоги?

-  Проходили аттестацию около 8 тысяч сотрудников. Точнее, подлежало аттестации 7200 человек. И не прошло ее примерно 11%. Это около 800 человек.

- И где они сейчас?

- Все были уволены, согласно закону. Часть сотрудников подала в суд. Есть у нас несколько решений об отмене итогов аттестации и восстановлении этих людей. И часть сотрудников пытается вновь поступить на службу через новый прием: пять этапов отбора, собеседования.

- У них остаются права заново устроиться в полицию через конкурс?

- Закон не запрещает. Изначально говорилось, что аттестация – это не белый билет.

- А те, кто восстановился через суд, они получают какую-то компенсацию за то, что были уволены?

- Это в зависимости от решения суда. Мы апеллируем, оспариваем эти решения.

У участковых будет от 6 тысяч гривен, у следователей – от 10 тысяч

- Сегодня многие обсуждают работу патрульной полиции, у которых новые авто, неплохие зарплаты. А какая ситуация с сотрудниками других подразделений?

- Начну по порядку. С середины июля до середины августа мы открывали набор на 220 вакансий. Было порядка двух с половиной тысяч анкет. Люди проходили тестирования, а сейчас - медицинское обследование, физические тесты сдают. И потом будут собеседования с полицейской комиссией, которая уже работает и проводила несколько заседаний. После собеседования те, кто прошел, принимаются на службу в полицию, и на 3-4 месяца, в зависимости от должности, они будут направляться на первоначальную подготовку. И только после этого они придут полноценными сотрудниками в райотделы, где будут дальше проходить практическое обучение.

- А какая зарплата у них?

- У участковых будет от 6 тысяч гривен, у следователей – от 10 тысяч. Также с 23 августа проходил набор на должности полицейских рядового состава. Там зарплата от 5 тысяч. Кризис экономический, скажем так, вносит коррективы. Хотя и руководство МВД, и Национальной полиции ведут очень серьезную работу, чтобы повышать сотрудникам финансовую мотивацию.

- В столице действует программа "Безпечна столиця". Что это за программа и как выполняется? В чем ее приоритеты?

- Программа разрабатывается нами совместно с киевской мэрией, проходит обсуждения в профильных комитетах, а принимается на сессии. Фактически первые поступления денег начались в августе. Программа охватывает практически все, на что нам не хватает бюджетного финансирования. Мы туда "забиваем" и автомобили, и средства связи. То, что приходит со временем в негодность, что необходимо обновлять. Есть там и финансы на служебные помещения, и на топливо, и на канцелярию. Чтобы мы могли максимально с помощью городского бюджета избавить наших сотрудников от необходимости искать бумагу, бензин, запчасти, ремонт автомобилей.

- Машины закупаются такие же, как и у патрульных – "Тойоты Приусы"?

- Нет, "Тойоты Приус" патрульная полиция использует. Мы покупаем Renault Kangoo, Renault Duster и другие.

- Вы имели опыт работы в Кировограде, где возглавляли управление по борьбе с организованной преступностью. И сейчас Киев. Есть существенные различия между Киевом и областным центром?

- Естественно, различия есть хотя бы в количестве совершенных преступлений. А структура преступности примерно везде равная. Больше всего совершается краж: мелких краж и автомобилей. На втором месте  -квартирные кражи. Тяжких и особо тяжких преступлений по количеству меньше, но это тоже вызывает резонанс. В Киеве как таковой специфики я не заметил. Просто больше краж, учитывая, что в Киеве, грубо говоря, больше денег. Сейчас есть определенное недоверие к банковской системе, и люди деньги хранят у себя. И естественно, похищаются большие суммы. Если в маленьких городах тяжело аккумулировать определенную сумму, ценности какие-то, то здесь этого больше.

- А ваши земляки, которые выехали с Донецкой области, в том числе из оккупированных городов, в Киеве совершают больше преступлений, чем в других регионах?

- Я бы не сказал. Понятно, свою лепту вносит весь этот процесс на востоке Украины. Все едут в Киев. Киев – это центр, столица государства. Это и финансовый центр. Здесь средняя заработная плата выше. Это привлекает людей, которые едут сюда работать и, соответственно, это привлекает преступников. Сказать, чтобы подавляющее большинство преступлений совершается выходцами из Донбасса и Луганска, я этого не скажу. Я уже приводил пример по угонам. У нас есть группы из всех регионов.

- После Вашего назначения в райуправления пришли сотрудники, кто работал с вами на Донбассе. Они новички, не работали в Киеве. В связи с этим не падает раскрываемость, потому что нет оперативных наработок, понимания специфики районов?

- Надо понимать, что это опытные руководители. Скажем, тот же Герман Приступа 25 лет отработал в уголовном розыске. Как я уже сказал, структура преступности и специфика – они везде одинаковы. Коллективы же здесь почти не менялись. Если брать Донбасс, то приехало человек 10 руководящего состава. Это люди, которые работали всю жизнь в полиции. Еще раз говорю, преступность в Киеве и во всей стране растет. И растет она уже с 2013 года, а по некоторым позициям – с 2012.

- А растет, потому что фиксируется все или потому что больше совершается?

- Сильно влияет экономическая ситуация на любую преступность. Опять же, мы уже упоминали, влияет ситуация на востоке страны. Влияет и безработица. И, естественно, этого никто не скрывает, все-таки реформа полиции началась в Киеве. И окончательно мы закончили процесс переаттестации личного состава в середине мая. Определенная деморализация была. Люди не понимали, что это такое. Думали, что их всех будут увольнять, хотя, как я говорил, это коснулось в общей сложности 10% личного состава. И в меньшей степени это следователи.

- А резонансными убийствами, например, журналиста Павла Шеремета, вы занимаетесь?

- Конечно, занимаемся. Но я не хочу ничего комментировать. Будет результат – прокомментируем. А сейчас это слишком сложно. Это очень объемная и кропотливая работа. Задействовано очень много сотрудников как киевской полиции, так и центрального аппарата.

- Еще один большой пласт работы, особенно в Киеве, это наркотики. Часто вижу, что задерживают мелких торговцев, а крупные наркокурьеры остаются в стороне.

- Из полиции Киева подразделение по борьбе с наркопреступностью вывели. Сотрудники районных управлений занимаются этим в районах. Это и хранение, и сбыт. Но это все мелкое. Так сказать, уличная торговля. Более серьезным занимается Департамент по борьбе с наркотиками. В прессе есть много результатов. Изымают большие партии наркотиков. Проблема, естественно, есть. Наркотики есть. А знаете, сколько в Киеве зеленого вещества "насвай"? Его продают детям. Один пакетик 5 граммов – 20 гривен. Очень легкодоступно. На днях уничтожили 600 килограммов "насвая".

- Откуда они едут?

- Наши сотрудники находят его в поездах "Москва – Киев". Я думаю, со Средней Азии через Москву завозят сюда. Это даже не наркотик, но определенные галлюциногенные свойства имеет.

- Ок, возвращаясь к патрульным. Вы видели, наверное, один из последних конфликтов, который, правда, не относится к Киеву. В Николаеве водитель-мажор и его пассажиры начали хамить полицейским. Люди резонно интересуются, как в таких ситуациях должны действовать полицейские? Они должны задерживать или ограничиваться какими-то предупреждениями?

- Я не могу сказать по этим ситуациям, я там не был. Но у нас есть масса ситуаций, где я был. Бывают каждый день в Киеве какие-то конфликты. И если действия людей переходят за рамки дозволенного, тогда их задерживают. Оценивать действия полицейского, не будучи на месте, я не могу. Я сам прекрасно знаю, как может все развиваться динамично. И почему человек действовал в той ситуации так или иначе – это большой вопрос. И оценку пусть дают его руководители. Я своим сотрудникам даю эту оценку.

- За время Вашего руководства много было уволено людей из-за каких-то профессиональных ошибок?

- Да. И, возвращаясь к вопросу, почему растет преступность, отвечу - мы не закрываем уголовные дела. Фактически на 50% меньше закрыто дел, чем в прошлом году. И очень серьезно боремся с укрытием преступлений, с нежеланием сотрудника работать. Я всегда считал, что это неправильно и так не должно быть. Если ты не хочешь у людей принимать заявления, то как ты будешь вообще раскрывать преступления? За такие факты увольняем достаточно жестко. Есть увольнения за дисциплинарные проступки – ловим полицейских пьяными за рулем.

- Они могут восстановиться?

- Они подают иски в административный суд. Иногда суд принимает решения о восстановлении, считая, что мы нарушили права сотрудника. Но зачастую, когда такие явные нарушения, административный суд на нашей стороне. Не должен полицейский, который обязан предотвращать правонарушения, ездить пьяным за рулем.

Пытались знакомые звонить: "А вот меня там остановили полицейские, позвони, скажи". Но я им быстро объяснил, что я этого делать не буду.

- А факты коррупции, взяток среди сотрудников?

- Есть. Все говорят, вот аттестация прошла, и ничего не должно подобного происходить. Аттестация – это первый этап. Помимо этого,  работает внутренняя безопасность, инспекция по личному составу. Я как администратор слежу за всеми этими процессами. Некоторые сотрудники ловятся на взятках. Их задерживают и увольняют.

- Вам предлагали взятки?

- Естественно, предлагали "порешать вопрос". Но очень быстро это сошло на нет. Поначалу, когда я только пришел, ко мне подходили люди, но я им говорил: "До свидания". Пытались знакомые звонить: "А вот меня там остановили полицейские, позвони, скажи". Но я им быстро объяснил, что я этого делать не буду. Хотя на моего водителя тоже протокол составили. На служебной машине он неправильно припарковался. Пошел, заплатил, как и все.

- Вы слышали о том, что бывшего главу Департамента по борьбе с наркопреступностью Илью Киву оштрафовали. Это правдивый случай?

- Я не вникаю в такие вопросы.  На Киву составили, и на жену Яценюка составляли.

- "Воры в законе" в Киеве есть?

- Конечно, есть. Столица их привлекает. Они достаточно комфортно, к сожалению, из-за нашего законодательства себя здесь чувствуют. Несмотря на то, что мы и Департамент уголовного розыска практически каждую неделю одного "депортируем", у них есть все возможности вернуться сюда. И у нас не предусмотрено законодательством наказание за нарушение запрета въезда. Сейчас, насколько я знаю, подавался закон в Верховную Раду, и он не прошел. Осенью будет меняться закон не только по "ворам в законе", но и для граждан других государств. Если они нарушают этот запрет, они должны будут нести уголовную ответственность: вплоть до пяти лет лишения свободы. Потому что у нас воюющая страна. И это не касается только лиц с криминальным статусом. Есть масса других лиц, даже ваших коллег-журналистов, которым въезд в страну не помешает ограничить.

- А спецназ полиции уже действует?

- Да. После  прохождения курса обучения в Киеве.

- Какие его основные задачи?

- Задержание вооруженных преступников. Усиление действий правоохранителей при задержании серьезных банд. Сейчас практически еженедельно они выезжают на подобные задержания. И они постоянно находятся на дежурстве.

 Фото: Олег Божко

- Андрей Евгеньевич, а сохраняете ли Вы связи с сотрудниками милиции, которые остались на оккупированной территории?

- Нет. Те лица, которые работают в фейковых структурах ДНР и ЛНР, их отслеживает следствие. Вы же знаете, есть заочные приговоры некоторым нашим милиционерам.

- Недавно читал, что в Донецкой области выдаются квартиры некоторым сотрудникам, которые переехали с оккупированных территорий. А в Киеве такие случаи есть?

- В Киеве очень большая проблема с жильем для правоохранителей. Мы решаем по мере возможности. Есть общежития, селим людей. Мы с мэрией сотрудничаем, но это очень огромная проблема.

- А ваши земляки, назначенные на руководящие должности. Они живут на съемных квартирах или в общежитиях?

 - Снимают, насколько я знаю. Мы по возможности помогаем.

Автор:
 Александр Билинский
Комментарии:
Читают в районах

Читают в районах

Последние новости